Британские страсти. Выпуск 2. Бегство сэра Артура.

Ничто так не помогает британцам покинуть страну, как членство в Евросоюзе. Посмотрим, как они заживут после Brexit

Сэр Артур Оуквуд проснулся, как обычно в шесть часов по Гринвичу, быстро умылся, произвёл утренние упражнения и, приняв короткий душ, направился к шкафу с одеждой. Когда в особняке не было официальных гостей, он мог позволить себе одеться к завтраку самостоятельно, а сейчас в Оуквуд-Холле гостил лишь мистер Мацуда из Японии, не требовательный к британскому этикету. Спустившись в столовую ровно в семь часов Сэр Артур застал идеально сервированный стол, и как всегда готового подать салфетку для завтрака Томсона. Сэр Артур принялся за утреннюю овсянку, осведомившись дежурно о текущих делах.


– Смею доложить, сэр, – учтиво поведал Томсон. – Был звонок с почты полчаса назад. Какая-то нелепость. Сообщили, что Ваша посылка с чаем с восточного склона горы Тхмон-пхво найдена. Однако для получения требуется Ваше личное присутствие, причём сегодня до десяти утра, иначе отдел закрывается на праздники и посылка будет отослана назад. Звонящий отказался соединить меня с шефом, сказав, что его пока нет, и отказался объяснять, почему доверенность на получения посылок от Вашего имени, что выдана мне, не подходит для этого случая. Я намереваюсь посетить почту сегодня и разобраться, почему они звонят в столь ранний час. Лишь подожду до обеда, когда начальство точно будет на месте, и надеюсь, вы получите сегодня свой чай.


– А как мистер Мацуда? – осведомился сэр Артур.
– Мистер Мацуда как обычно будет вас ждать в пятнадцать часов в саду, сэр, – доложил Томсон.


Закончив с овсянкой, сэр Артур как обычно съел одно яйцо всмятку и после этого приступил к утреннему чаю.
– Знаете, Томсон, – сказал он задумчиво. – А пожалуй, я могу быть в почтовом отделении ещё до восьми часов.
– Я бы не советовал, сэр, – отвечал Томсон. – Голос звонящего был мне незнаком и акцент у него словно бы не из наших краёв. Возможно, это какой-то розыгрыш…
– Пожалуй, у меня слишком спокойная жизнь последние три месяца, – ответил сэр Артур, отодвигая пустую уже чайную чашку. – И мне нужно взбодриться. Томсон, приготовьте мне автомобиль. Я поведу сам.
– В таком случае, могу лишь посоветовать взять саблю и револьвер, – отвечал Томсон, забрал чашку и удалился.
Сэр Артур вернулся в свои покои, переоделся в твидовый костюм для поездок, спустился вниз, сел в автомобиль и направил его в направлении Оуктауна, где находилось почтовое отделение.

Клерк на почте попался какой-то нерасторопный. Сэр Артур был уверен, что видит его в первый раз, и он явно был не местный, хотя говорил довольно похоже на местный говор.
Сначала клерк долго искал что-то в компьютере, потом попросил назвать имя ещё раз, потом зачем-то попросил назвать полное имя.
Сэр Артур ответил:
– Моё полное имя Артур Абрахам Джонатан Оуквуд, – сэр Артур также хотел назвать свои титулы, но решил не делать этого. Либо из скромности, либо из осторожности.
Клерк дал ему кипу бумаг и попросил подписать.
Сэр Артур едва начал читать, что было написанное, как сразу понял, что Томсон был прав, но тут был не розыгрыш, а возможно самое натуральное мошенничество. Не говоря ни слова, сэр Артур подошёл к кнопке вызова полиции, но подумав, не стал нажимать на неё и сказал.
– Позвольте, я внимательно прочту это снаружи, – и вышел.
Усевшись на скамейку, он принялся изучать бумаги. Там не было ничего похожего на таможенную декларацию, были лишь подписки на рекламу, согласие на участие в экспериментах, согласие участвовать в нескольких телевизионных передачах, и куча других не менее странных бумаг общим числом не менее двух десятков.
Сэр Артур включил мобильный телефон, и вызвал полицию. Посидев ещё пять минут, он снова вошёл внутрь. Клерка не было. Около окошка стояла лишь незнакомая ему дама, уткнувшись в свой смартфон. Дама подняла голову, увидела сэра Артура и произнесла:
– Я уж думала, это он. Он сказал, что пошёл за моей посылкой…
Сэр Артур понял, что клерк, или тот, кто выдавал себя за клерка, успел скрыться. Вскоре подъехали сотрудники полиции, и буквально через пару секунд появилась машина начальника почты Дженкинса.
Ситуация принимала странный оборот. Дженкинс утверждал, что почта должна быть закрыта до десяти, и что ещё вчера на двери было объявление об этом, так как сотрудники были заняты перед праздниками. Были вызваны другие сотрудники почты, которые также были удивлены произошедшим. Сотрудники полиции оформляли документы, в то время как почтовые служащие сверяли реестры, чтобы обнаружить, не пропало ли чего ценного.
Сэр Артур рассказал полиции свою историю про телефонный звонок, подумав про себя, что, возможно, следовало промолчать об этом. Но было уже поздно. Если бы он следовал приличиям, он должен был всего лишь позволить Томсону посетить почту после обеда, как это сделал бы любой уважающий себя сэр. Если даже у злоумышленников была задача выманить его из поместья, они могли бы придумать более весомый аргумент, чем потерянная посылка. Удивительным было то, что звонивший знал о посылке. Это навлекало подозрения на сотрудников почты или же на кого-нибудь из его особняка. Сэр Артур позвонил Томсону, сообщил о ситуации и дал указание проверить тщательно всё здание Оуквуд-Холла.
– Ну что же, – молвил сэр Артур сам себе. – Немножко приключений удалось найти. Однако никакой опасности и никакой остроты, лишь какая-то муть. Ну разве что есть некая загадочность. Пора ехать домой.
Но едва он собирался уйти, как ожидавшая посылку дама обратилась к нему:
– Сэр! Вам также, как и мне не выдали посылку? Прошу Вас, составьте мне компанию, мне будет тоскливо завтракать в одиночестве.
Сэр Артур хотел лишь сообщить в ответ холодным голосом, что он уже позавтракал и извиниться, но дама оторвала глаза от смартфона и посмотрела на него. В этих глазах было столько жизнерадостности, общительности, улыбки, добродушия и других не знакомых этой местности оттенков, что сэр Артур ужаснулся. Он встречал порою таких людей в молодости, общался с ними, и даже пытался стать таким же, но у него ничего не получилось. Он чувствовал, что долго в этой компании он не выдержит, однако решил, что этот завтрак может стать ещё одним приключением, после чего можно вновь удалиться в поместье.
Они направились в ближайшее кафе, и сэр Артур, вопреки обыкновению, позволил себе съесть сэндвич, хотя ещё не было полудня. Беседа выдалась интересной. Энергия из дамы так и плескала через край. Она поведала, что приехала сюда на концерт, что будет вечером в городе и заранее заказала посылку на этот адрес, так как по срокам не могла получить её у себя. Она со страстью рассказывала о музыкантах, о стиле их пения, игры, о том, на какие концерты она не смогла когда-то попасть и на какие попала. Она также рассказала о скульптурах, которые она лепит у себя в мастерской, показала на смартфоне несколько фотографий этих скульптур, уточнила, где живёт сэр Артур, заявив, что он немного нетипичен для местного жителя, каким она их видел в последние три дня. Оказалось, она сама увлекается вокалом и также пишет музыку. Не говоря уже о компьютерных играх, в которые она играла у увлекательно описывала. Сэр Артур лишь удивлялся, как на всё это может хватать времени.
Когда они прошлись затем по улицам Оуктауна, заглянув в дебри у переулки, в которых сэр Артур никогда не бывал, его новая знакомая спела ему несколько средневековых баллад, и голос её весьма гармонировал с несущими дух средневековья улочками Оуктауна, её голос уносил сэра Артура в волшебные эльфийские королевства и времена суровых битв. Сэр Артур понимал разумом, что это всего лишь иллюзия. Но всё это было так легко и воздушно, как не было никогда в жизни.
В конце дама поблагодарила сэра Артура за совместную прогулку, и они расстались около фонтана на главной площади Оуктауна, имевшего вид дракона изрыгающего вертикальную струю воды.
Сэр Артур направился к своей машине. Если он хотел ощущений и приключений, то он их получил. Правда, не пришлось участвовать в перестрелке из-за редкого сорта чая, хотя револьвер он все же захватил.
Сэр Артур помнил старинное изречение, найденное в древней рукописи:

Я женщинам не доверяю,
Они коварны и хитры,
Они на ногти клеят ногти,
Рисуют брови на бровях.

У той дамы были накрашенные ногти и брови не натуральной формы…

Сэр Артур был холостяком в возрасте сорока трёх лет. Предыдущий владелец Оуквуд-Холла также умер холостым. Наследовать сэру Артуру должен был его двоюродный племянник, в очереди наследования майората также были его троюродные племянники и более дальние родственники, ибо род Оуквудов был весьма ветвистым и в двадцатом веке, и тем более в десятнадцатом. Сам сэр Артур унаследовал поместье в возрасте тридцати лет, и считал, что ему повезло, потому что в старости у него не было бы столько сил, чтобы стать Хранителем Оуквуда-Холла.
Сообщив Томсону, что посылкой теперь занимается полиция, и рассказав о некоторых обстоятельствах утреннего происшествия, сэр Артур поднялся к себе. К пятнадцати часам он уже спустился в сад, где его ожидал мистер Мацуда или Мацуда-сан.
Они познакомились в Лондоне, где в начале года сэр Артур улаживал дела с инвестициями Оуквуд-Холла на фондовом рынке. По завершении всех дел сэр Артур решил поискать приключений и зашёл в компьютерный клуб. Пятидесятилетний Мацуда-сан также решил посетить этот клуб в тот день. Они играли в компьютерные шутеры и познакомились за этим делом, неплохо сыгравшись. В вечерней беседе за чашкой чая мистер Мацуда рассказал, что посвятил свою жизнь боевым искусствам и философии, но так и не смог достичь в этом высот. Он пробовал открыть свою школу, но также не преуспел в этом. После чего он отправился в путешествие дабы через него постичь свой путь, потому что в его возрасте это последний шанс сменить дорогу. Он также жаловался на плохой английский, который в его устах действительно звучал несколько странно, поскольку сэр Артур за свою жизнь встречал и более занимательные варианты произношения. Сэр Артур пригласил мистера Мацуду погостить в своём особняке при условии ежедневных уроков.
– Мне уже за сорок, я никогда не занимался каратэ, так что из меня плохой ученик, – улыбнувшись, сказал он. – Так что мне не требуется очень хороший учитель в этом деле. Я лишь хочу познать азы.
Мистер Мацуда вёл по утрам уроки японского в ближайшей школе, вечерами также вёл занятия в местном клубе, а в пятнадцать часов каждый день он давал уроки боевых искусств лично для сэра Артура. Это продолжалось уже три месяца и вносило некоторое разнообразие в чрезмерно до этого размеренную жизнь сэра Артура. Под новый год, тем не менее, мистер Мацуда планировал покинуть Англию.
Томсон, возможно, не одобрял эту эквилибристику в саду, однако сэр Артур ни разу не уловил неодобрения на его лице, разве что тень неодобрения была замечена им.

Сэр Артур отрабатывал разные движения и удары, и стрелка часов приближалась к шестнадцати, когда занятие должно было завершиться, мистер Мацуда направиться преподавать японский местным любителям, а сэр Артур собирался отдохнуть, возможно довязать за этот вечер свитер.
Внезапно он понял, что они в саду не одни. К ним подошли несколько мужчин.
– Так это ты Артур Абрахам? – спросил один.
– Я, – ответил сэр Артур, удивляясь, почему его называют по первому и второму имени, а не по титулу или иным регалиям. Так его называл только один его дядюшка в далеком детстве, чтобы не путать с кузеном Артуром.
– Я всё равно тебя нашёл, как видишь, и сейчас мы проверим твои умения, эти трое кентов будут судьями, чтобы все знали, что всё по чесноку было.
Если бы сэр Артур был в тот момент при монокле, он бы выронил его.
Однако бесцеремонно ворвавшийся в сад человек объяснил сэру Артуру суть состязаний. Они должны будут по очереди пытаться наносить друг другу удары и уворачиваться от них. А судьи будут начислять за это баллы. Мистер Мацуда позвонил в местный восточный клуб и предупредил, что задержится. Гости косо посмотрели на него, но ничего не сказали
Состязание прошло довольно мирно, никто не делал серьёзных замахов, могущих сокрушить противника, речь шла лишь об обозначении удара. И как ни странно, сэр Артур одерживал победу по очкам. Это тоже казалось подозрительным. Внезапно пошёл снег. Вместо дождя. Появился Томсон и настоял на завершении гимнастики.
– Ну ладно, ты крут, – заявил незванный гость. – Посмотрим, как ты запоёшь завтра вечером! – и направился прочь.
– Позвольте! – опомнился сэр Артур. – Вы не представились.
– Не изображай, что не узнал его! – обернулся один из «кентов», выступавших в роли судьи. – Это ты у нас тут строишь из себя тёмную лошадку и напускаешь тумана, а Билли Джонсон так не делает.
Оставив визитку, «кент» удалился.
Сэр Артур не глядя запихнул визитку в карман, и отправился ко входу в особняк. Мацуда-сан вопросительно глянул на него, но сэр Артур лишь сообщил, что сам ничего не понимает и попробует объяснить завтра.
…Мысль о том, что необходимо завести двухметровые заборы вокруг владения, несколько раз приходила в голову и отметалась. Архитектурный облик старинного особняка нельзя было портить подобным. В этом и был его смысл как Хранителя Оуквуд-Холла. Он должен был сохранить и передать майорат следующему Хранителю. А заборы можно строить лишь там, где ты владелец, да и то если это позволит местный совет.

По удивлённому взгляду Томсона сэр Артур понял, что тот стал свидетелем хотя бы части происшествия в саду. Сэр Артур дал ему видитку, полученную от гостя и попросил узнать, кто это такой, а также разузнать, кто такой Билли Джонсон. Полицию сэр Артур решил пока не вызывать.
Приняв душ, он думал было уже нацепить вечернее одеяние, но нашёл силы лишь лечь в кровать. Свитер, решил, он, можно довязать потом. События сегодняшнего дня были несколько необычны и неочевидны. Это было совсем не то приключение, на которое он рассчитывал. Впрочем, на то оно и приключение.

Вечером около часов девятнадцати Томсон постучался в покои сэра Артура.
– Сэр! – сообщил он. – Как-то вы попросили меня мониторить прессу и интернет на предмет освещения вашей особы дабы иметь представление об общественном мнении о Вас. Вынужден сообщить, что сегодня этого делать даже не пришлось. Но дело очень странное. Жёлтые таблоиды вышли с заголовками вроде «Жена известного политика и бизнесмена нашла любовника в лице знаменитого участника боёв без правил». И там Ваша фотография, сэр. С какой-то женщиной. Но Вас называют не сэр Артур Оуквуд, а Артур Абрахам. Это же Ваше второе имя, сэр!
– Продолжайте, Томсон, – сэр Артур поднял голову из-под одеяла.
– Билли Джонсон и тот человек с визитки тоже связаны с этими боями. Завтра у Билли Джонсона бой с каким-то новичком, которого никто не видел, вроде как бой-сюрприз. И этого новичка зовут также Артур Абрахам, люди теряются, на кого ставить. На пятнадцатой странице выдачи Google я нашёл, похоже, фото этого Артура Абрахама, сэр. Но он негр, не могли же Вас с ним спутать!
– Всё возможно, Томсон, – сказал сэр Артур. Сам он не читал дешёвых таблоидов и не заходил на их сайты, и надеялся, что большинство людей его круга ведут себя так же. Когда правда выяснится, эти «сенсационные» материалы наверняка удалят.
– Они опубликовали также ваше фотографии тренировки с мистером Мацуда и с теми непрошенными гостями, сэр! Я ничего не понимаю!
– Сегодня творятся очень странные дела, Томсон, – согласился сэр Артур. – Но, пожалуй, самое ужасное это то, что я пропустил свой чай в пять часов вечера.
– Простите меня, сэр, – произнёс Томсон. – Это было как раз после происшествия в саду, я выяснял личность человека с визитки и забыл об этом. Странно, что не зазвонил будильник на моём телефоне, я позже проверю, не потерял ли я его.
– Хорошо, Томсон, пожалуй, сегодня всё, спокойной ночи, – сэр Артур залез обратно под одеяло.
– Спокойной ночи, сэр! – произнёс Томсон и отправился к двери.

Внезапно раздалась странная мелодия. Томсон достал из кармана телефон.
– Странно, произнёс он. Я всегда выключаю звук звонка, когда захожу к Вам. Какой-то незнакомый номер.
– Видимо, это завершение сегодняшнего дня, – улыбнулся сэр Артур. – Я не буду настаивать, но похоже, сегодняшние события требуют, чтобы вызов был принят.
Томсон ответил на вызов. Прикрыв трубку ладонью он прошептал.
– Это Вас, сэр. То есть Артура Абрахама.
– Если вас не затруднит, Томсон, передайте мне трубку.
Сэр Артур думал поставить звонок на громкую связь, но не стал этого делать, вспомнив о приличиях. Наверняка Томсону было интересно, кто звонит, но он не подал виду. Впрочем, Томсон услышал практически всё.
Сначала женский голос спросил:
– Артур у телефона?
– Да, сэр Артур Абрахам Джонатан Оуквуд слушает, – ответил сэр Артур.
Из телефона раздались плачь и вопли, женский голос обвинял сэра Артура в подлости, коварстве, грязном пиаре, в том, что это он подстроил утреннее происшествие на почте, что всё это было сделано ради грязной славы и денег, и всё это сопровождалось пожеланиями проиграть завтрашний бой.
Интуитивно сэр Артур догадывался, что это была та дама, с которой он сегодня прогулялся по Оуктауну. Но этот голос он уже не мог узнать. Совсем другие эмоции наполняли этот голос. И они не вызывали никаких чувств.


Сэр Артур положил трубку и принялся глядеть на телефон. Кто-то сообщил этой даме номер Томсона. Дозвониться на его мобильный они не смогли, так как он обычно выключен и все, кому надо, звонят на стационарный телефон и оставляют сообщения на автоответчик.
Но телефон Томсона? Узнать номер не проблема. Но Томсон не принёс сегодня чай в пять часов, чего никогда не бывало. Не сработал будильник? Возможно, смартфон Томсона взломан.
Сэр Артур выключил телефон Томсона и вернул его ему.
– Возможно, они взломали Ваш телефон, Томсон, – сказал он. – Завтра утром необходимо вызвать полицию и сообщить им всё. Впрочем, они уже наверняка видели моё лицо в таблоидах.
Едва Томсон покинул покой, сэр Артур вскочил на ноги.
Он догнал Томсона.
– Томсон! – шёпотом сказал он. – Я стал пешкой в чьей-то большой игре. Теперь для всех я Артур Абрахам, боец на ринге. Я не удивлюсь, если меня завтра затащат вечером на ринг и заставят драться с этим Билли. И лишь когда он превратит меня в фарш, люди узнают что я сэр Артур Абрахам Джонатан Оуквуд, почтенный джентльмен. Ведь я, пожалуй, известен разве что в этом графстве. Или же они никогда об этом не узнают. Мне кажется этому Артуру Абрахаму с десятой страницы выдачи гугла теперь ни за что не доказать, что это он Артур Абрахам. Если он вообще жив. Его завтра не пустят на ринг. Быть может я устал, и мне следует выспаться, но лучше не рисковать. Бери паспорт, буди мистера Мацуда. Я объявляю эвакуацию. Мы доберёмся пешком до Оуктауна, хотя нет, лучше рванём на велосипедах до Ханифилда и там уже возьмём такси. Мы едет в Лондон. Сегодня утром мы уже должны вылететь из страны, и уже из-за границы я напишу письмо моему поверенному мистеру Старлхаусу, дабы он разобрался с этой ситуацией! Телефоны с собой никто не берёт!


Поделиться:

Один комментарий к “Британские страсти. Выпуск 2. Бегство сэра Артура.”

  1. – Мистер Мацуда как обычно будет вас ждать в пятнадцать часов в саду, сэр, – доложил Томсон.
    Здесь явно лишнее тире. И вообще, напоминает один фильм, где пели комические куплеты и всех отправили в сад.

    – Знаете, Томсон, – сказал он задумчиво. – А пожалуй, я могу быть в почтовом отделении ещё до восьми часов.
    Мне кажется, что после слова «задумчиво» нужна запятая, а не точка. Я прав?

    видитку
    Буква не та, явно.

    А вообще, надо продолжение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.