Сказания Колючих Гор. Часть 1.

Я сижу в комнате на третьем этаже принадлежащей мне таверны(так-то таверна двухэтажная, но одна сторона, построенная самой последней, имеет три этажа), на столе стопка чистой новой писчей бумаги лучшего качества и целая гора записей, что я делал в течении жизни. Настала пора хоть как-то это структурировать и создать отдельный фолиант. Возможно, я просто закажу переписчикам сделать копию или же даже опубликую получившийся опус. Когда закончу хотя бы пару глав, будет понятно, достойна ли эта писанина публикации.

Решение о том, что нужно начать писать это, пришло мне, когда я ездил в горы выяснить, почему поставки льда для моих таверн были задержаны уже три раза. Это очень неприятно, ведь сохранность продукции и репутация таверны и хозяина (то есть меня) зависит от этого льда.

Уже в предгорье я зашёл в таверну (не мою), чтобы перекусить и найти комнату для ночёвки. В той таверне было несколько больших столов, два из них были заняты шумными компаниями, как я понял, караванщиками. Я направился к пустому столику в углу, чтобы там безопасно отужинать и осведомиться о комнате, как вдруг услышал за спиной громовой голос, заставивший меня обернуться:

— Эй ты, рыжая борода, я узнал тебя!

У меня борода не рыжая, а седая и редкая, но я обернулся.

Тот, с рыжей бородой, отодвинул стул.

— Я узнал тебя, рыжая борода! – громогласно заявил огромный детина в шляпе с пером. – Это ты меня тогда в Колючих Горах ударил топором по голове, да так, что шлем мой раскололся на две половины! До сих пор голова побаливает и искры из глаз сыплются, когда много выпью!

— Я тоже узнал тебя, чугунная ты башка! – ответствовал рыжебородый и пощупал слегка кинжал за своим поясом. – Ты тогда так вдарил мне палицей по щиту, что тот треснул, а рука в плече до сих пор болит. А шлем у тебя дерьмо был. Раскололся от одного удара и даже подшлемник на голове не удержался!

Видно было, что обе компании (и рыжебородого и детины с пером в шляпе) начали поглядывать на своё оружие и на своих товарищей. Если рыжебородый и детина решат закончить сейчас свой давний спор, то их товарищам, возможно, тоже придётся поучаствовать, по виду некоторых было видно, что они этого не хотели, а другие прямо таки рвались в бой. Детина и рыжебородый вышли из-за столов и подошли друг к другу.

— Здорово тебя тут встретить! – внезапно заявил детина. – Я и знать не знал, что ты живой.

— Да, приятная неожиданность, – заявил рыжебородый и оба мужчины обнялись и похлопали друг друга по спине словно старинные друзья. Их компаньоны расслабились. Караванщики принялись сдвигать столы, намереваясь отметить неожиданную встречу и выпить потому больше, чем планировали до этого. Хозяин таверны был рад неожиданно возросшему спросу на горячительные напитки, но видно было, что он опасался, как бы эта объединённая компания не разгулялась слишком сильно.

…А я стоял, и не мог понять, почему стою. Что-то в этих двоих показалось мне сильно знакомым. Что-то всплывало в памяти, но никак не прояснялось. Я стоял посреди таверны, смотрел на пирующих караванщиков, вглядывался в их лица, вслушивался в разговор.

– А ведь если бы вы тогда нас не остановили, мы бы настигли того жирного ублюдка! – заявил рыжебородый. – Мне до него ещё немного оставалось, когда ты лично преградил мне путь! И нам бы отвалили нехило золота за его голову!

– Ха-ха-ха! – гремел голосом детина. – Не с теми связались! Зато там щедро заплатили за защиту того толстяка.

…И тут я понял. Тем толстяком был я. Повелитель Колючих Гор послал меня с отрядом копейщиков, арбалетчиков и наёмными конниками укрепиться на выходе из ущелья. Это был мой первый самостоятельный поход и большинство пехотинцев тоже были неопытные. Зато наёмники были прожжённые ребята. Когда они поняли, что я отдалился от основной массы пехоты и что на меня мчится вражеская конница, они ринулись ей наперерез. То была жестокая конная сшибка. Я почему-то не смел двинуться (возможно, и правильно делал, поскольку пехотинцы могли воспринять его как отступление и убежать), из беспорядочного конного боя вырвался тот рыжебородый и устремился на меня, вооружённый топором. А тот огромный детина на огромном вороном коне ринулся ему наперерез, маша палицей и крича что-то столь же громовым голосом, что сейчас сотрясал таверну. Они придержали коней, и оба коня встали на дыбы. Конь рыжебородого опустился на землю раньше, а детина ударил его палицей, вложив в удар заодно всю тяжесть коня. Удар пришёлся на щит, палица отскочила, а рыжебородый, выронив щит, нанёс огромному великану на вороном коне сокрушительный удар топором по голове. Шлем раскололся и слетел с головы великана, на которой даже подшлемника не осталось (видимо, ремни порвались каким-то образом от удара).

В следующий момент подбежавшие копейщики уже начали строиться передо мной и выставлять копья, арбалетчики тоже занимали позиции, но не стреляли, боясь задеть своих. Раздался голос боевого рога и вражеская конница принялась отступать. Наёмники не преследовали противника, а лишь оглашали своими победными криками горную долину. Великан слез с вороного коня и затем упал, видимо удар не прошёл даром для его головы. Я потом наградил его лично, а Повелитель Колючих Гор заплатил им за этот эпизод как за два боя, а великану велел изготовить отдельный шлем; получил ли великан свой шлем, я уже не помню, самого получения не довелось увидеть.

– Эй, ты чего пялишься! – внезапно обратился ко мне рыжебородый.

Я сначала сомневался, стоит ли мне представляться этим господам, но потом произнёс:

– Я был тем толстяком, командиром отряда Колючих Гор.

– Ты?! – недоверчиво щурясь, огромный детина оглядывал меня. – Похож, пожалуй, немного. Если это ты, то потрепала тебя жизнь… А ну садись к нам!

Отказать не получилось, такой худосочный и тонкий, как тростинка, старик, которым был я, не мог оказать им сопротивления. И да, я был когда-то толстый, очень-очень толстый. Несмотря на больной желудок мне пришлось сесть к ним и принять участие в попойке и возлияниях. Наутро я чувствовал себя так хреново, что рыжебородый и великан взялись сопроводить меня до поставщика льда, с тем, чтобы потом догнать свои караваны. Поставщик льда мутил какую-то мутную тему и пытался уходить от ответов, меня тошнило и я понимал, что переговоры удачно не завершу. Этот хмырь, видимо, тоже это чувствовал мою слабость, и, не говоря напрямую, пытался вынудить меня согласиться на повышение цены. Детина и рыжебородый не выдержали и обратились к поставщику льда в самых грубых выражениях, потребовав от него не вести себя столь надменно. Тот вытащил кинжал и позвал на помощь, но никто не пришёл. Мои спутники угрожали ему топорами, загнали в угол и вытянули из него обещание не задерживать больше поставки льда.

Вернувшись к себе, я провалялся в кровати до сегодняшнего дня. Я понял, что так и не спросил, как зовут рыжебородого или великана. И они тоже не спросили моего имени (интересно, помнил ли хотя бы великан, кто им когда-то командовал, или у него было столько командиров, что не упомнишь). Так много теряется в том мире и становится безвестным, что меня потянуло изложить всё это на бумаге, возможно причиною тому детские воспоминания из Колючих Гор, когда в Аридайдбрунфте доводилось мне читать древние рукописи и переписывать их. Одну из своих таверн я давно передал в управление старшему сыну. Младший давно хотел взять на себя дела во второй, но я всё откладывал это, думая, что он слишком молод. Теперь мне пришла в голову мысль, что я слишком стар и времени написать сей труд у меня может не хватить. Поэтому я сказал сыну, чтобы принимал дела на неделю, а там посмотрим.

Итак, меня зовут Венс из рода Аридайдэ. Аридайдэ в переводе означает Серый Ёж, род Повелителя Колючих Гор имеет имя Ааридайд (так они пишут его во всех документах Огненного Королевства), в языке Колючих Гор такое долгое «а» встречается только в говоре некоторых поселений, в большинстве же говоров заместо долгого звука идёт особая огласовка. И имя его рода должно переводиться как Серебрянный Ёж (что не удивительно, ведь Повелитель Колючих Гор управляет и серебряными рудниками). Однако жители Аридайдбрунфта всегда говаривали, что все эти Ааридайд на самом деле всего лишь одни из Аридайдэ, то есть простые Серые Ежи, однако когда рудники дали им силу и могущество, они переиначили своё имя, чтобы выделиться и подчеркнуть свой статус. Большинство жителей поселений вокруг Аридайдбрунфта причисляют себя к Серым Ежам. Из горцев, причисляющих себя к Серым Ежам, очень многие имеют волосы сероватого оттенка и рано седеют. Есть и другие племена, Золотые Ежи или Оридайдэ, среди которых много рыжих и которые в древней вражде со всеми остальными, также Серые Волки и Рогатые Олени, которые также не в ладах в Серыми Ежами. Серые Ежи самые многочисленные в Колючих Горах, у них несколько десятков поселений, самым большим из которых является Аридайдбрунфт, где расположена резиденция Повелителя Колючих Гор. Серые Ежи не были едины в годы моего детства, каждое поселение имело кучу обид к соседним и вражда длилась много лет, выливаясь иногда в кровавые побоища.

Начать свой рассказ я должен с того момента, как поступил на службу к Повелителю Колючих Гор. Тогда умер прежний Повелитель Колючих Гор, не оставив наследников (уже сотни лет ни один Поселитель Колючих Гор не оставлял наследников), и через некоторое время в Аридайдбрунфт прибыл новый Повелитель, чтобы принять дела. Род Ааридайд давно жил за пределами Колючих Гор и занимался большей частью торговлей, мануфактурами и финансами. Одна из самых крупных банковских сетей этого мира принадлежала им и считалась одной из самых надёжных. Однако у них была странность: они выполняли операции только в серебре, и никогда в золоте. Перевести крупную сумму в серебре было дороже, чем в золоте и поэтому клиентами Ааридайдсбанка были мелкие торговые дома, но их было достаточно много, ведь переводы Ааридайдсбанка были быстры и удобны. Колючие Горы принадлежали роду Ааридайд под сюзеренитетом Огненного Королевства и использовались больше в представительских целях, для придания роду статуса благородного семейства. Особого дохода с этих владений не было, серебряные рудники давно уже были заброшены и нового Повелителя отправляли туда чаще всего в качестве наказания, за то, что он нарушал внутренние правила торговли, принятые в семействе Ааридайд или за другие пригрешения. Ходили легенды, что некоторые из Ааридайд пытались отказаться от судьбы Повелителя Колючих Гор, но напарывались после этого на внезапный кинжал в переулке или даже в собственной спальне.

Новый Повелитель Колючих Гор также был выбран на эту роль после одной очень рисковой торговой экспедиции, что он предпринял (и которая завершилась успешно). Ааридайд официально не терпели в своих рядах авантюристов, хотя на деле многие из них вершили мутные дела. Но тут, когда освободилось место Повелителя Колючих Гор, последним «наследил» именно Гидда Ааридайд, двадцати двух лет от роду, недавно получивший в наследство от отца довольно приличный торговый флот. Представителями Ааридайд были представлены ко двору короля Огненного Королевства необходимые бумаги, подтверждающие родство Гидды с предыдущим Повелителем Колючих Гор и его права на территорию. Все эти доказательства были весьма условны и, если проследить генеалогию, наследовать Колючие Горы должен был совсем другой человек. Однако внушительный кредит, выданный торговым домом Ааридайд королевскому правительству, и их существенный взнос в казну убедили герольдов не копаться сильно в генеалогии Ааридайд и утвердить именну Гидду Ааридайд. Сам же Гидда был поставлен перед фактом, что будет отправлен в Колючие Горы, весь его флот был выкуплен за приличную сумму и средства переведены на его счёт в Ааридайдсбанке. Надо сказать, что торговые люди Ааридайд не были бы столь успешны, если не были бы столь суровы. Многие из них разорялись и для них был один путь — в военную компанию Ааридайд, на гербе которой, как на гербе рода Ааридайд, красовалась фаланга копейщиков. Однако в Колючих Горах считали, что герб Ааридайд это искажённый родовой символ Серых Ежей, где иглы ежей превращены в копья, и посмеивались над этим позёрством. Как бы то ни было, военная компания Ааридайд пользовалась заслуженной репутацией одних из самых жестоких и лихих наёмников Огненного Королевства и Серединных Земель, их ощетинившийся пиками строй внушал ужас на полях сражений. Естественно, не все в этой военной компании были из рода Ааридайд, туда часто принимали и сторонних людей, особенно после кровопролитных битв, когда нужно было восполнить потери, однако командиры и офицеры всегда были из Ааридайд. После определённого срока службы они могли продать патент на свою должность и получить компенсацию от торгового дома, восстановив, такоим образом, своё финансовое состояние, но до этого нужно было пережить кучу битв, что не всем удавалось. Так что у торгового дома Ааридайд была и лояльная им пехота. Но торговый дом никогда не вступал в конфликты, стараясь решать свои дела через долговые обязательства и контракты, а не через кровь. Все эти дела обходили Колючие Горы стороной, в Колючих Горах про все эти дела особо не ведали и воевали традиционно с топором и щитом. При этом щит был традиционно квадратный, то есть все стороны его должны были быть равны. За это некоторые окрестные племена и жители Серединных Земель, что лежали под Колючими Горами, называли горцев Квадратные Щиты.

…Гидда Ааридайд прибыл в Аридайдбрунфт поздней весной в сопровождении своего дальнего родственника, Гиллы Аридайд, который часто посещал Колючие Горы и при предыдущем Повелителе и знал язык жителей Аридайдбрунфта (сами Ааридайд давно уже говорили на других, более распространённых языках) и достаточно большого отряда наёмников. Аридайдбрунфт тогда представлял грустное зрелище. Предыдущий Повелитель Колючих Гор был уже стар и совершенно забросил дела. Дома в Аридайдбрунфте были покосившимися после прошедших однажды сильных должей, даже твердыня Повелителя Колючих Гор треснула с восточного крыла. Зима эта выдалась очень холодной и голодной. Зверя в округе практически не было, многие уже начинали говорить, что следующей зимы не пережить, если не устроить набег в Серединные Земли. Предыдущий Повелитель Колючих Гор раньше обеспечивал подвоз продовольствия, однако умер аккурат перед этой зимой. Да и в прошлую зиму он тоже не особо помогал, говорят, у него просто кончились денежные средства.

Той весной я должен был пройти обряд инициации (мне уже было двенадцать лет), однако я не смог должным образом выстрелить из лука и управиться с топором. Я был откровенно слаб после суровой зимы, ровно как и другие мальчишки, однако большинство умудрилось справиться с испытанием. Мой отец после этого возненавидел меня и страшно ругал, говоря, что я позорю его и что он меня видеть не хочет и грозился прогнать в лес на съедение волкам (которые в эту зиму стали совсем уж близко подходить даже к такому крупному поселению, как Аридайдбрунфт). В общем, приехавший новый Повелитель Колючих Гор, Гидда Ааридайд решил нанять в Аридайдбрунфте какого-нибудь мальчишку для мелких поручений, Гилла отговаривал его, затем решил помочь и выступил переводчиком. Большинство жителей, ещё недавно думавшие избавиться от детей, которых нечем было кормить в эту голодную зиму, отказывались даже говорить на эту тему. (Новый Повелитель привёз с собой много провианта и тотчас же раздал его, либо с целью укрепить свою популярность либо с какой-либо иной. Жители Аридайдбрунфта успели уже насытить свои животы и теперь, когда страх голода был позади, не хотели расставаться с детьми, недавно казавшимися обузой). Однако мой отец был другого мнения. Меня он толком не накормил, сказав, что я недостоин этого, и когда Гилла Ааридайд заговорил с ним о возможности найма его сына для мелких поручений, заявил, что готов лишь продать его, чтобы вообще не видеть. Гилла Ааридайд и Гидда Ааридайд о чём-то спорили, однако потом Гидда просто отсыпал моему отцу серебряных монет и забрал меня. Именно этот день определил всю мою дальнейшую жизнь и то, что я командовал тогда отрядом и то, что я теперь живу в дали от Колючих Гор и владею тавернами. А сам факт передачи монет в обмен на меня возмутил жителей Аридайдбрунфта настолько, что вечером почти дошло до кровопролития, когда сытые уже горцы вспомнили внезапно о своей гордости, и, вооружившись щитами и топорами, окружили твердыню Повелителя Колючих Гор. Наёмники заняли оборону. Тогда обошлось без кровопролития. Я лично, по настойчивой просьба Гиллы Ааридайд вышел к толпе и заявил, что ушёл добровольно. Кто-то в толпе призывал не признавать моих слов, потому что я не прошёл инициализацию и мои слова не могут приравниваться к полноценным словам горца, и поэтому я должен вернуться к отцу. В итоге Гилла Ааридайд переговорил к старейшинами поселения, от лица Гидды Аридайда (который тогда ещё не знал языка) выразил сожаление сложившейся ситуацией и обещал в будущем решать такие вопросы через старейшин. Моего отца тоже заставили заявить, что он тоже будет сначала информировать старейшин и совет Аридайдбрунфта в таком случае (у него были ещё два сына, один старше меня, другой младше). Формально по обычаю, если бы я прошёл испытания, я мог бы идти самостоятельно куда хотел, однако не думаю, что я бы решился.

…Мои таверны расположены в портовом городе на берегу моря вдали от Колючих гор и построены по особому проекту, занимая большую площадь, чем обычная таверна. Они выстроены в форме полого квадрата, в сторонах которого расположены гостевые комнаты, окна комнат выходят на внутренний двор с красивым садом и прудом, что позволяет моим гостям хорошо поспать и отдохнуть (стены таверны защищают внутренний двор от шумо в улицы). Конюшни расположены за внешней стороной подковы и запахи конюшен почти на доходят до этого сада (признаюсь, эта часть задумки до конца не удалась, хотя я правильно учёл основное направление ветра и тонкости распространения запахов). В подвалах расположены ледники, которые позволяют сохранить продукты даже в жаркие дни. В одной из таверн мне удалось оборудовать даже фонтан из прохладной воды (когда копали колодец, а копать пришлось глубоко и стоило это дорого, вода забила наружу фонтаном сама, пришлось потом повозиться, чтобы как-то управиться с этим потоком, но теперь по всему городу развозят воду из моего фонтана, что тоже приносит доход; дорого я не беру, ибо боюсь появления конкурентов, а сейчас никто уже не решится потратить на копку колодца столько, сколько вложил когда-то я, когда можно достаточно дёшево купить воду у меня).

И я понимаю, что никогда не достиг бы этого, если бы в тот день попал из лука куда следует и управился с топором. Я был бы простым горцем. А так побыл управляющим хозяйством Повелителя Колючих Гор и теперь, похожу, умру владельцем таверн. Хотя можно ли всё это считать достижениями или это было просто бегство, то другой вопрос. Пускай мой читатель сам ответит себе на него, прочитав мои воспоминания.

Конец первой части


Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.